Родион раскольников 18 брест знакомства

Достоевский, Фёдор Михайлович — Википедия

родион раскольников 18 брест знакомства

Разнообразные игры со словами, реализующие такие цели, как расширение говорит о его хорошем знакомстве с бытом и нравами жителей Западной пребывание в Бресте способствовало усилению интереса Грибоедова к .. испытывают такой нужды, какую испытывал Родион Раскольников. Астряб, Матвей Григорьевич. Родился 1 августа г. в карпатском сел Он приступил к обращению кременчугских раскольников в единоверие, в доме Трощинского, об аресте своего брата Алексея *), знакомстве семьи дворянства в Бресте и председателем съезда мировых посредников. общественных наук) в рамках научного проекта № «Модели и (ОАО «Брестский мясокомбинат») и др. .. шадь узнаешь во время езды ( человека узнаешь во время знакомства)'. И даже если Родиона отпра- В итоге Раскольников несет наказание и понимает, что был.

Данные эти являются, таким образом, автобиографиями 1. Помимо этого, архивная комиссия просила многих лиц прислать клише своего портрета, но на эту просьбу отозвались немногие 2архивная же комиссия не располагает достаточными средствами изготовлять их на свой счет.

Он принадлежит к таким работам, где не только возможны пробелы, но они неизбежны. Всякие указания в этом отношении будут приняты архивной комиссией с благодарностью. Не можем не принести благодарности С. Ефремову, предоставившему для настоящего издания 5 клише портретов писателей, А. Пархомовичу — 1 клише, полковнику А. Ромашкевичу — 3 клише, А. О чем ты думаешь?

И нет для меня в эти минуты никаких проблем, никаких вопросов, все просто и светло, как в детстве. Мир стоит и плывет в обе стороны, как мысли. Смешиваются времена, сходятся дороги, сжимаются расстояния, и сквозь этот наплыв видений и образов пробивается эхо наших голосов — в час, когда мы молча шепчемся на голубой скамейке у твоей могилы.

Раньше я навещала тебя часто, почти каждый день. Потом мы условились, что я буду приходить по субботам. Не с радостью, а так: Все знаю, но что поделаешь, мне надо выжить, Назым. Утром я обычно еду на базар и покупаю тебе цветы. Я выбираю их так тщательно, как будто от их красоты и свежести что-то зависит, что-то переменится к лучшему у нас с. Первое время я приезжала к тебе в такси. Твой шофер не оставлял мне ключей от гаража, боялся, что сяду за руль — разобьюсь.

ГАИ.Брест.Электромантер и 23.4

Не нарочно, конечно, по рассеянности. Хороший человек, все-таки жалел. Потом однажды дал повести машину. Вхожу в кладбищенские ворота как к себе домой. Сначала каждый шаг давался с трудом.

Теперь — как к себе домой. Еще лейку прихватываю у смотрительницы возле ворот, метлу — полить розы, убрать. Иду и знаю, ты сидишь и ждешь на краю скамейки. И хоть пять человек на скамейку садись — не помешаешь. Сидишь и ждешь, как усталые больные в больницах в приемные часы. И каждый раз тебе кажется, что я не приду, что-нибудь у меня случится, помешает прийти… точь-в-точь как больные в больницах, сомневаешься. А я иду и вовсе сначала на нашу скамейку не смотрю, словно ее и.

Цветы складываю на землю. Проверяю могилу, все ли в порядке. Иногда нахожу сласти, например, пакет миндаля в сахаре. Без сомнения, они с твоей родины. Иногда — и все чаще — под цветами желтенькие турецкие лиры. Я рассматриваю монеты твоей страны. Странно, Назым, путешествуя с тобой по свету, я никогда не видела турецких денег… А теперь их все больше в траве.

Я зарываю эти монеты в землю, пусть будут при тебе запоздалые гонорары от турецких читателей. Словом, все у нас как обычно, даже мистика. А я в первые минуты у твоей могилы всегда суечусь. Достаю банки, горшки с цветами, старые выбрасываю, новые — ставлю. Иду за водой, поливаю розы. Сделаю все дела, все поставлю на свое место, подмету, уберу, тогда сажусь. Вот тут и начинается наш разговор.

Время летит быстро, когда посмотришь на часы. Время летит…Это наш последний разговор, Назым. Он последний, потому что мы уже никогда не сможем его остановить. Наши голоса, переплетенные, перепутанные, веселые и грустные, бодрые и трагические, смешавшись c деревьями и дорогами, городами и небом, страхом и радостями, отзовутся в сердцах людей. Господи, я не знаю молитв. Но прошу только об одном — не отними памяти. Пока я помню все слова, все улыбки, все краски до последней каемки на твоем носовом платке, я — человек.

Я не могу поверить в разлуку с тобой, Назым. В этом мире, где столько людей голодает, где столько людей живет без крова, где так много отчаявшихся, мы с тобой были счастливы. Не удивительно ли это?

Программа VIII Чебоксарского международного кинофестиваля

Мы встретились морозным декабрем года. Вот тут-то и покатилось колесо моей судьбы в путешествие, из которого нет возврата… Назым, ты жил в Москве уже несколько лет и был неслыханно знаменит. Твое имя то и дело мелькало на страницах газет, на театральных афишах, расклееных по улицам нашего города. Твои поэтические сборники постоянно появлялись на книжных прилавках.

Ты часто выступал по радио, по телевидению. Ты был человеком из легенды. Но с тех пор как ты приехал в Москву — я не думала о. Ты был от меня так же далеко, как, например, те, кто работал тогда в Кремле. В то время люди, овеянные славой, не разгуливали по улицам, их жизнь шла отдельно от нас и была полна суровой таинственности. Тем глубже врезался в память день, когда я впервые тебя увидела. Первым же моим заданием был фильм по албанской сказке.

Мы готовили его в пожарном порядке к какой-то политической дате. Я нашла чудесную народную сказку, мы сделали сценарий. Но вот за дело взялись главные люди, художники, и — о, ужас! Оказалось, что ни один человек на киностудии понятия не имел, какая она, эта Албания. Никто там не бывал и не может нарисовать ни пейзаж, ни одежду, ни убранство жилища — ни-че-го, что создает на экране неповторимую атмосферу национальной жизни.

Нужно было найти консультанта, который бы понял поэтический строй фильма и подсказывал в его ключе. Мы сбились с ног. План горел, начальство ругалось. Вместе со мной консультанта искали все мои коллеги.

родион раскольников 18 брест знакомства

Но как вы добудете его телефон? Наверняка он засекречен…Была середина дня. Я позвонила в Союз писателей и безо всякого труда получила два номера твоего телефона — дачи в Переделкино и московской квартиры. Помнишь, Назым, спустя годы, когда мы отдыхали с тобой на юге Грузии, к нам подошла на пляже румяная женщина и, смеясь, сказала: Больше всех мечтала увидеть Назыма Хикмета моя режиссерша — Валентина Брумберг. Маленькая, кругленькая, с лицом, раскрашенным как пасхальное яичко, и взбитым пушком на голове, она сама была похожа на обаятельный персонаж из веселого мультика.

Родившаяся задолго до советской власти, Валентина сохранила легкий общительный характер и была знакома со всеми известными артистами, художниками, писателями Москвы. Узнав, что у меня в кулаке зажат телефон Назыма Хикмета, пронеслась по всем закоулкам студии и объявила как о деле решенном, что теперь с нами будет работать сам Назым Хик-мет! Потрясенный новостью, студийный люд стал стекаться в мой сценарный отдел за подтверждением.

Ажиотаж вокруг имени Назыма Хикмета нарастал. Народ требовал от меня поступка. Я, чуть не плача, умоляла позвонить закаленную в светском общении Валентину Брумберг. Это ясно, ясно, как Божий день! Показала меня смешно, похоже. Что, ему делать нечего? Звони лучше министру иностранных дел Громыке!

Растолкав всех, он высокомерно выдернул у меня из рук бумажку с телефоном и решительно набрал твой номер. А когда на другом конце провода ответили, бросил говорящую трубку мне, как кусок раскаленного железа. Образ Назыма Хикмета приобретал космические очертания. С вами говорит реда-а-актор та-акой, Вера Тулякова… Вера… Тулякова-а… Вот так, Назым, восемь лет назад я впервые позвонила тебе в московскую квартиру, в ту самую квартиру, где потом мы с тобой жили, где сейчас ночью я стучу на машинке.

Ты, выслушав мою просьбу, буднично сказал: Постоянно работая с писателями, на студии все знали, что даже самые плохонькие из них были нам недоступны.

  • Писатель, потрясающий душу
  • Достоевский, Фёдор Михайлович
  • Последний разговор с Назымом

А уж про знаменитых, про богатых, про классиков и говорить нечего… Да, справедливости ради нужно признать, что студия наша в то время была маленькая, мультфильмы на экране показывали неохотно, авторам платили копейки.

Мы начали сборы к Назыму Хикмету. Турки — они такие… Хотя, надо думать, его кругом обложили стукачами. Там небось целый взвод кормится…Мы пришли — я и Валентина Брумберг. Ты распахнул дверь — в нос ударил запах крепкого кофе. Я подняла на тебя глаза и увидела копну рыжих кудрей. Ты помог нам раздеться, чуть не уронив на пол мою пудовую шубу из овчины. Проводил в большую полупустую гостиную, уютное диковинное логово, созданное как бы шутя и временно. Посередине комнаты за большим круглым столом, заваленным рукописями, сосредоточенно работал угрюмый человек лет сорока, едва кивнувший нам головой.

Это был переводчик Акпер Бабаев. В черном костюме, в черной рубашке, с черным чубчиком вьющихся волос, он был мрачным и походил на гробовщика или детектива из наших мультфильмов. И мы с Валентиной, не сговариваясь, сразу решили про себя, что он, конечно, и есть агент КГБ, приставленный к Назыму Хикмету.

Теперь-то я знаю, что это не так, что это совсем не так… Удивительные отношения сложились у вас с Акпером Бабаевым — уютные, дружеские. Вы дня не могли прожить, не повидавшись.

Взыскательность, интеллигентность, я бы сказала, изысканность вашего диалога подчеркивалась обращением друг к другу на. Дружба людей с такими полярными характерами на первый взгляд могла показаться необъяснимой. Но чем чаще мне приходилось наблюдать вас рядом, тем понятнее становилась эта умная мужская привязанность. Я больше смотрела на Акпера, может быть, потому, что стеснялась смотреть на на. Твой голос грохотал вокруг и мешал сосредоточиться.

Татьяна Высокогорец-Достоевская как-то сказала: Когда читаю его книги, очень чувствую героев. Жизнь в Петербурге за эти лет нисколько не улучшилась. Наоборот, в сто раз хуже стало". В настоящее время периодически живет в интернате для престарелых.

Отказался от своей матери, инвалида 1 первой группы Высогорец Леонид Николаевич род. Последний потомок великого писателя по линии своей бабушки — Татьяны Андреевны Достоевский Дмитрий Андреевич род. Всего себя посвятил изучению жизни и творчества великого пращура. Музеи Достоевского для него сделались родными, научные сотрудники — лучшими друзьями. А в Музее-квартире на Кузнечном — он числится официально консультантом.

Достоевский Алексей Дмитриевич род. Перспектива — работать в Доме — музее Достоевского в Старой Руссе. Достоевский - отец писателя. С пастели Попова г. Здесь написаны Мариинская больница для Бедных, ранние произведения Ф. Лоренковича, г. Достоевский на смертном работы В. Исаева - первая жена Ф. Иванова - племянница Ф. Фотография Достоевского, которой Н.

Семипалатинск, посвящен роман г. Фотография, е годы Ч. Валиханов, видный казахский Аполлинария деятель, и Ф. Достоевский в Суслова Фотография х гг. Дом, где жил Ф. Достоевский летом г. Здесь написаны романы "Игрок" и "Преступление и наказание" А.

В этом доме в году жена писателя. Фото Лушева, жил Ф. Достоевском Достоевский для многих оставался и остается неоднозначным писателем. Безусловно, его труды заслуживают внимания, но многие читатели готовы признать, что очень сложно читать Достоевского и очень тягостное впечатление оставляют его романы.

Для объективной оценки творчества писателя обратитесь к мнению авторитетных писателей: Антуан де Сент-Экзюпери открыл для себя Федора Достоевского еще в юности: Габриэль Гарсия Маркес неоднократно упоминал Достоевского в своих интервью: Позднее я прочитал его по-французски, на французский его переводили русские, их переводы были гораздо лучше испанских. Вся японская литература говорила о сложности человеческой жизни, о человеческих страданиях, поэтому неслучайно любовь японских авторов к Достоевскому.

Вот что говорит о нем Харуки Муруками: Написать что-то подобное — вот пик, вершина. Каждый раз это было прекрасно. Альберт Эйнштейн почти боготворил Достоевского: Но в дальнейшем разговоре со своим другом он признается: Неоднозначная оценка, не правда ли? А вот совершенно однозначную оценку творчества писателя дает Владимир Набоков в своих лекциях по русской литературе: Я испытываю чувство некоторой неловкости, говоря о Достоевском.

В своих лекциях я обычно смотрю на литературу под единственным интересным мне углом, то есть как на явление мирового искусства и проявление личного таланта. С этой точки зрения Достоевский писатель не великий, а довольно посредственный, со вспышками непревзойденного юмора, которые, увы, чередуются с длинными пустошами литературных банальностей. Необыкновенное событие, или Пассаж в Пассаже.

Из записок неизвестного Ревнивый муж. Достоевскому Большая Московская ул. В России Достоевскому установлено множество памятников, но, пожалуй, самый интересный, работы скульптора Любови Михайловны Холиной, был открыт 30 мая года в Санкт-Петербурге в створе Большой Московской улицы.

Расположение памятника Достоевскому на Владимирской площади не случайно. Писатель любил сидеть на скамеечке буквально в нескольких метрах от будущего памятника, в скверике у самого главного для писателя храма Петербурга — Владимирского собора. С другой расположился цивилизованный Кузнечный рынок, существовавший и во времена писателя… Музей Ф. Это своего рода центр одного из старинных районов Петербурга. Они напоминают о придворных мастерах, заселявших район Петербурга: В этом угловом четырехэтажном доме зимой года снимал 2 комнаты Федор Михайлович Достоевский.

Весной он съехал с квартиры и только через 32 года вернулся. К этому времени дом был перестроен. Он принадлежал прусской подданной — жене купца Розалии-Анне Густавовне Клинкострем и состоял из 29 квартир.

Прусская педантичность и предприимчивость хозяйки предусмотрели все самое необходимое: Именно этому дому было суждено стать последним приютом писателя в Петербурге. Здесь 9 февраля года Федор Михайлович Достоевский скончался, а 13 ноября года, к летию со дня его рождения, в квартире и примыкающих к ней помещениях был открыт Литературно-мемориальный музей. Сегодня его посещают не только поклонники творчества Достоевского, но и активные участники культурной жизни Петербурга Квартира Достоевского в Графском переулке Владимирский пр.

Небольшой уголок XIX века: В нем будущий писатель почти четыре года, с по год, до переезда на Кузнечный переулок, снимал квартиру. По рассказам друзей Достоевского, только в одной из них — узенькой комнатке, где Федор Михайлович работал и спал — была мебель: Две другие комнаты были пусты. Эту квартиру, излишне большую и дорогую для него, Достоевский снял в Петербурге, ибо ему очень понравился обходительный, деликатный хозяин дома — почт-директор Пряничников, большой любитель искусства.

Домовладелец не беспокоил своего квартиранта напоминаниями о плате, что было весьма кстати для начинающего писателя, не избалованного высокими гонорарами. По воспоминаниям Федора Михайловича, это было самое светлое время в его жизни.

Он проходил последний год учебы в Инженерном училище, был молод и полон надежд на счастливое будущее. К тому времени прошло три года со дня страшной смерти отца — Михаила Андреевича, задушенного крепостными крестьянами по дороге в Москву Семеновский плац Пионерская пл. Это тоже часть Петербурга Достоевского. Свое оформление и название она получила в х годах XX века, когда к сорокалетию пионерской организации здесь был открыт Театр юных зрителей имени Александра Брянцева или просто - ТЮЗ.

Это и оправдало название площади, поскольку основными юными зрителями тогда были пионеры. В те же годы установили памятник Александру Сергеевичу Грибоедову.

Появление скульптуры выдающегося драматурга окончательно определило настоящее площади как одного из 50 центров театральной жизни Петербурга.

Сегодня, как и раньше, сюда стекается масса людей, но история этой обширной территории, осваивавшейся несколько столетий, оказалась незаслуженно забыта. Тут же, на Загородном проспекте, который проходил по краю плаца, стоял Введенский храм. Сейчас на его месте сквер напротив Витебского вокзала. В середине девятнадцатого века эта церковь, похожая на уменьшенную копию храма Христа Спасителя в Москве, была архитектурной доминантой района. Церковь была построена по проекту любимца Николая I — Константина Андреевича Тона, академика архитектуры, создавшего уникальный русско- византийский стиль.

Однако в году храм был снесен, на его месте разбит сквер. Эта же участь постигла и все остальные храмы, спроектированные Тоном, включая храм Христа Спасителя… Семеновский мост.

Фонтанка Уходящая в самое сердце города Гороховая улица, река Фонтанка и существующий с первых десятилетий основания Петербурга Семеновский мост. Сначала мост был деревянный, потом, в году, его заменили на каменный с разводным средним пролетом. На нем возвышались четыре башни с подъемными механизмами. Вверх по течению виден мост Ломоносова с теми самыми романтическими башнями. Правда, после своего возвращения из ссылки в году Федор Михайлович застал мост уже другим — старый каменный был разобран, башни исчезли, на прежних устоях появился новый металлический мост.

Это было технологическим новшеством. Фонтанка всегда была второй после Невы рекой Петербурга. Она вытекает из Невы в районе Летнего сада и снова впадает в нее уже вблизи устья. Фонтанка была важной транспортной артерией. Вместо современных экскурсионных теплоходов, здесь можно было встретить все, что способно было плавать: С трудом можно представить себе, что когда-то это была лесистая болотистая местность за чертой города.

Площадь появилась в первой трети XVIII века, когда на участке были вырублены редкие деревья и кусты и разрешен торг сеном, соломой и дровами. По возникшему Сенному рынку получила впоследствии название и площадь, и улица, пересекающая. Но поскольку трасса этой улицы проходила вдоль загородных садов и огородов, в историю главная торговая и купеческая улица Петербурга вошла как Садовая. Сегодня ее протяженность составляет почти пять километров. Сенная площадь начало Московского проспекта Последнюю реконструкцию площади завершили к летию Санкт- Петербурга.

В это время на ней появился подарок городу от Франции, так называемая Башня мира. Хотя между ними существует определенная связь: Ее историческое имя — Сенная, вернулось к ней спустя десятилетия, в начале смутных х годов. От Сенной площади берет начало важная городская магистраль Петербурга — Московский проспект. Во времена Достоевского проспект носил название Забалканского. Отсюда начиналась дорога на Москву, Киев, а также в императорские резиденции - Царское Село и Павловск.

Этой дорогой прибывало большинство гостей столицы и жители окрестностей. Натыкаясь на пестрый шумный Сенной рынок, крестьяне и купцы, не теряя времени, сразу же начинали торговлю. Широкий ассортимент товаров обуславливал низкие цены, рынок приобрел славу самого дешевого в столице.

Самыми криминальными в Петербурге считались доходные дома князей Вяземских, они занимали почти целый квартал от Сенной площади до Фонтанки. Она была приютом для многих обитателей петербургского дна: Этот таинственный уголок города загадочным образом притягивал великих русских писателей. Кокушкин мост, перекинутый через канал Грибоедова, был построен в конце 18 века одновременно с окончанием работ по возведению гранитных стенок на набережных канала.

родион раскольников 18 брест знакомства

И мост, и, возможно, самый короткий в городе одноименный переулок названы по фамилии купца Кокушкина. Гороховая улица, Графский переулок, Лештуков и Харламов мосты и. История купца Кокушкина остается загадкой для петербургской истории: Интересно, что мост именовался долгое время двояко — и Кокушкин, и Какушкин — и умудрился не раз попасть на страницы произведений русских классиков.

Казначейская улица Бывшая Малая Мещанская улица. В году, спустя год после смерти Достоевского, в связи с появлением на ней губернского казначейства, она получила свое современное название. С переименованием характер улицы не изменился, выглядела она по-прежнему: Жители этой улицы Петербурга стали прототипами литературных героев Достоевского. Подлинность их изображения не вызывает сомнений, так как писатель имел возможность наблюдать жизнь простого люда этого района в течение почти 7 лет.

С сентября года по февраль он сменил на этой улице три квартиры. Первый его адрес — Малая Мещанская, дом 1. В этом угловом доме, выходящем на канал Грибоедова, Достоевский поселился спустя год после возвращения из ссылки. За время его десятилетнего отсутствия в литературном мире Петербурга многое изменилось. Это было связано с тем, что в обществе активно обсуждалась противоречивая жизнь пореформенной России. Настоящие баталии между писателями разворачивались на страницах периодической печати, и поэтому особенно важную роль стала играть журналистика.

Редакция журнала помещалась в квартире Михаила Михайловича Достоевского — брата писателя, на Малой Мещанской, в доме 1. Условно, потому что топографическая точность романа обманчива: В своих книгах Достоевский меняет этажность реальных зданий, переносит их с одной улицы на другую, вводит легко разгадываемые названия. Например, название Николаевского моста, по которому идет Раскольников, он пишет полностью, а лежащего рядом Тучкова сокращает до первой и последней буквы.

И поэтому оказывается, что если прототип дома старухи-процентщицы однозначен, то домом Раскольникова мог бы быть любой из тех, что стоит в Столярном переулке. На гранитной плите выбит соответствующий текст, сочиненный почетными гражданами Санкт-Петербурга Дмитрием Лихачевым и Даниилом Граниным: Так как путь этот лежал мимо кладбищенской церкви Вознесения Господня, то официально дорогу стали называть Вознесенской.

Церковь Вознесения в советское время была уничтожена, сегодня на ее месте казенное здание школы.

Последний разговор с Назымом - Вера Тулякова-Хикмет

Но память о храме сохраняет не только Вознесенский проспект, но и одноименный мост. Это один из мостов, переброшенных через канал Грибоедова. Необычайный по своей живописности канал был проложен по руслу с характерным названием Кривуша во время правления Екатерины II и по ее личному указанию. В память об этом около ста пятидесяти лет, до года, он назывался Екатерининским. Водная гладь, петляющая лента канала, разнообразные мосты, неширокие набережные с близко подступающими рядами домов - все это создает поэтичную, камерную атмосферу, в которой зарождается особое внутреннее состояние многих героев.

Родион Романович в своих лихорадочных блужданиях по городу испытывает на себе водное притяжение, он любит останавливаться на мостах и подолгу всматриваться в мутные воды канала… 57 Юсуповский сад Особой достопримечательностью оживленной Садовой улицы является Юсупов сад. Это самый настоящий оазис, расположенный у начала проспекта Римского-Корсакова, бывшего Екатерингофского.

Пейзажный парк был разбит при усадьбе старинного рода Юсуповых, которые получили этот земельный участок еще в эпоху Петра Первого. В XIX веке усадьба Юсупова в Петербурге была куплена в казну для размещения Института корпуса инженеров путей сообщения, а часть парка открыта для публики. Внимание жителей и гостей города привлекал созданный в саду первый в городе общественный каток.

Известность Юсупова сада не могла быть незамеченной и Достоевским: Мысли о благоустройстве города волновали в тот период многих петербуржцев и самого автора романа. Процесс уплотнения застройки городских кварталов, начавшийся в середине XIX века, вызвал возмущение у многих жителей города: В историю литературного Петербурга он вошел как дом ростовщицы Алены Ивановны.

Вспомним, что испытывал Раскольников на этом месте: Опущенное писателем название улицы — Средняя Подъяческая. Можно утверждать, что адрес Алены Ивановны определяется в этих строках абсолютно точно: Главное трагическое событие романа Достоевского происходит в этом типичном доходном доме. Каждый квадратный метр был перенаселен малосостоятельными обитателями.

Достоевский отмечает жильцов дома ростовщицы: Подвальные и полуподвальные этажи таких домов, и этот не был исключением, заселялись городской беднотой, а чердаки приспосабливались под жилые мансарды.

Писатель расселяет многих своих героев в подобных каморках, убогих угловых комнатах, где жильцам не до красот 59 северной Венеции — они их просто не видят. Окна доходных домов были обращены не только на улицы, но и во дворы- колодцы, в которые едва проникал солнечный свет.

Тесные, плохо проветриваемые, полутемные, они стали характерной чертой многих доходных домов капиталистического Петербурга… Перекресток трех мостов Коломна, у Никольского собора, на пересечении двух удивительно непохожих друг на друга каналов: Усилиями Семена Крюкова, лично известного государю Петру Великому, канал был прорыт между Невой и Фонтанкой в первой трети 18 века и навсегда сохранил для истории имя знатного подрядчика.

Канал же Грибоедова, некогда бывший речкой Глухой или Кривушей, в отличие от Крюкова живописно петляет через всю центральную часть Петербурга. В свое время Екатерина II не пожалела более миллиона рублей из казны на его благоустройство, хотя ее окружение предлагало более простое решение — просто засыпать жалкую речку.

Этот необычный водный перекресток — редкость даже для Петербурга, насыщенного водными артериями. Стоит вспомнить взгляд Достоевского на перекресток как на символ креста, духовного очищения. И в центре этого водного креста, среди красот Коломны, умиротворяется душа человека. К этому ощущению всегда стремился и сам Достоевский, и этого же чувства умиротворения так не хватало его героям… Похожий и непохожий на реальный Петербург, Петербург Достоевского продолжает жить.

Тело города словно ищет встречи со своей душой, стремится преодолеть пропасть между формой и содержанием. Здесь, в Коломне, на перекрестке каналов, в лабиринте мостов, с удивительной панорамой Никольского собора можно почувствовать, как душа и тело города приближаются к той гармонии, о которой мечтал великий Достоевский.